А вы уже выбрали свою «Рождественскую ночь»?

А вы уже выбрали свою «Ночь перед Рождеством»?

Не буду удивлена, если окажется, что не я одна под Новый Год готова отправить на свой адрес книжную посылку, сплошь состоящую из одного Кларка Клемента Мура..

Давайте сегодня посмотрим, почему же я привороженная такая. Большинство книг легко находятся на bookdepository.

the night before christmas moor

Для тех, кто про Мура слышит впервые, вот вам история: жил-был один господин, профессор, уважаемый отец семейства. Если грехи за ним какие и водились, то на умение сложить рождественские вирши это не повлияло. В 1822 его посетило вдохновение. А дальше подключилась американская мечта, ибо, как оказалось, в то время, как многие гении остаются непризнанными до самой смерти, господину Муру одного раза оказалось вполне достаточно. Сочиненная для собственных детей шутливая поэма о визите Св. Николаса завоевала мир.

За две сотни лет его стихотворение выдержало сотни переизданий, книгу иллюстрировали маститые художники со всего мира, да-да, за неё взялись и австралиец Роберг Ингпен, вполне известный русскому читателю, и Геннадий Спирин. Оба издания в переводах Яхнина и Токмаковой вполне можно было приобрести пару лет назад.

В этом году я жажду познакомить Кирюху с классичиским изданием в иллюстрациях Кристиана Бирмингема и уютным миром Таши Тюдор, тем самым положив начало еще одной тематической коллекции книг, вот только найду, куда стопку книг с китами пристроить..

А пока я не могу похвастаться разворотами, приглашаю вас познакомиться кратко познакомиться с моими любимыми изданиями и, возможно, выбрать что-то для себя. Какое же ожидание без «Рождественской ночи»?

1. Lisbeth Zwerger. Лисбет Цвергер в детской иллюстрации – фигура, отдельно стоящая. Она нравится или не нравится, равнодушной к ней остаться сложно. В этой австрийской художнице есть, как будто, что-то от каждого «странного» детского иллюстратора, и в то же время, ничего конкретного… Ее однотонные фоны оставляют простор для фантазии, заставляют концентрироваться на деталях. Как же это здорово! Стоит лишь чуть-чуть отпустить себя, позволить сознанию окунуться в мир книги, и выбраться уже сложно.

2. Robert Ingpen. Роберт Ингпен есть у нас в переводе. Перевод так себе, а Ингпен прекрасен. Правда, есть что-то удивительное в том, что австралиец так живо проникся снежной зимней ночью, обледеневшими крышами, оленями, которые, правда, сводят меня с ума. Ингпену всегда удавались животные, посмотреть, хотя бы, на его прекрасного «Маугли», вот и в этой книге, кроме тонконогих оленей, вас ждет очаровательный мышонок в падубе. Кирюха весь год вспоминает, как тот выглядывает из зелени. А вот Санта Клаус, конечно, с изюминкой у Ингпена. И правда, страница за страницей, а ты все никак не поймешь, он какой? Веселый? Суровый? Злой? С хитринкой и смешинкой или усмешкой?

3. Christian Birmingham. За Кристианом Бирмингемом пришлось побегать, но мне не просто так хотелось это издание. Знаете, у него самый настоящий Санта Клаус! Ни добавить, ни прибавить. Доброе морщинистое лицо тонет в белоснежной бороде, на носу поблескивают очки, а иллюстрация, где он берет печенье со стола, и вовсе, заставляет думать, что Мур не просто так все это придумал. Он точно что-то видел! А какая кобальтовая ночь, какой антураж в доме у персонажей Бирмингема! Жду не дождусь, когда смогу показать развороты!

4. Tasha Tudor. Таша Тюдор не очень известна в России, но кому довелось вкусить ее иллюстраций, тот навеки отравлен шармом Викторианской Англии, противоядия от которой не существует. Сказать, что книга просто красивая – это обидеть книгу. Она сияет изнутри.

5. Геннадий Спирин. Еще никто до Спирина не показывал «Ночь перед Рождеством» так, чтобы в воздухе явно запахло чертовщинкой… И зловещие, причудливо изогнутые в слово Christmas деревья, и рогатая тень оленя на каменной кладке дома, и даже чулочки, развешенные в ряд, отбрасывают такие тени, что кажется, сейчас из черноты камина в комнату ворвутся обладатели этого  множества ног…  А сам Санта очень похож на нашего Деда Мороза и бородой, и длинными полами, вот только ведет себя не как Повелитель Вьюг…

6. Cheryl Harness. А вот Харнесс удалось создать максимально вкусную картинку. О том, что от просмотра книги потекут слюнки стало понятно еще при взгляде на обложку с красующемся на ней пряничным домиком. Знаете, какие деликатесные иллюстрации поджидают вас внутри?!

7. Wendy Watson. У Венди Уотсон даже полностраничные иллюстрации кажутся миниатюрами. Неповторимо детские, прозрачные и ясные рисунки дарят книге особое настроение. Это книга-комикс, стремительно меняющая одну иллюстрацию на другую. Художник подшучивает надо героями Мура, они уж не степенные горожане, а любопытствующие подростки, на пару с собакой торчащие из окна в ожидании Санты.

8. Holly Hobbie. А вот Холли Хобби в 2013 году дала «Рождественской ночи» новую жизнь, так мне кажется. Её иллюстрация изящно переиначили старую сказку на новый лад, а классические цвета рождества покорно уступили сцену новой модной палитре.

9. Charles Santore. Санторе создал очередное классическое издание, глянцевое, яркое, повторяющее сюжет до мельчайших подробностей. Его голубоглазый добродушный Санта мне тоже очень нравится, но меня не покидает ощущение, что на деле в этой книге мы имеем дело с куклой Санта Клауса, уж больно пластиковое все какое-то..

10. Bruce Whatley. Что сделал Уотли? Он сделал ставку на оленей. Они у него живые, так рвутся убежать с разворота, что хочется отпрянуть – затопчут… В принципе, с такими оленями Санта уже не нужен, даже такой странный, каким он получился у художника. Издание я это все равно приобрету. Ради оленей и мышат…

11. А вот «Рождественская ночь» под номером 11 – это не поэма Мура, хотя имеет к ней прямое отношение. Эту книгу я должна была обязательно показать. Историю, которую автор рассказал в стихах, а художница Susan Winget нарисовала, была услышана от прапраправнучки Клемента Кларка Мура. А та, в свою очередь, наверное, услышала ее от своей бабушки, а та – от своей мамы, вот и до Мура недалеко. Это история семейной традиции, уводящая нас в те времена, когда было написано стихотворение, еще не знающее о том, что ему предстоит стать легендой.

12. Jon Goodell. Замыкает нашу дюжину книга с иллюстрациями Гуделла, идущего классическим путем. Он не стал мудрствовать лукаво и просто щедро плеснул новогодних красок.

Напишите в комментариях, какое издание вы бы хотели под ёлку? А может, у вас в фаворитах ходит еще не обнаруженная мною книга?

 

Обсуждение (3)
  1. Anna:

    У нас есть Спирин и Бирмингем (мой любимчик 😉 ) в оригинале, но абсолютный фаворит семьи ажурные вырезные странички от Niroot Рuttapipat (перевод на немецкий). Обязательно буду брать и остальные его книги! Очень хочется когда нибудь иметь и Роберта Ингпена в русском переводе 🙂

  2. Ирина:

    А у нас в фаворитха Ночь в иллюстрациях John Joven, колумбийского художника. Он достаточно много сотрудничает с издательством Usborne. Иллюстрации можно посмотреть на собственном сайте художника johnjoven.com, ну или в моем инстаграм (@irisha_m77). Книга создает совершенно рождественское настроение, и, на мой взгляд. позволяет проникнуться атмосферой волшебства, поверить в Рождество и Санта-Клауса.

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Навигация

Предыдущая статья: ←

Остались вопросы? Вы можете связаться со мной по эл.почте: info@kiddienglish.ru